PL  RU  EN  FR  UA  SR

ИКОНОСТАС СВЕТА


АДАМ СТАЛОНЫ-ДОБЖАНЬСКИЙ


Подпись художника, составленная в форме готической эмблемы из сплетенных между собой первых букв его имени и фамилии: ASD, которые представляют лодку Святого Петра, наложенную на равнобедренный греческий крест.




КОРРЕСПОНДЕНЦИЯ АДАМА СТАЛОНЫ-ДОБЖАНЬСКОГО С КАРДИНАЛОМ КАРОЛЕМ ВОЙТЫЛОЙ

АРХИЕПИСКОП КАРОЛЬ ВОЙТЫЛА

Митрополит Краковский.

 

Краков, 25. VI. 1965.

 

Уважаемый господин профессор

 

Я буду очень признателен, если Вы соблаговолите прислать мне в письменном виде хотя бы в общих чертах свои замечания, высказанные во время нашей встречи в марте. С сердечным приветом.

 

+ Кароль Войтыла – архиепископ.


 

 

 

 

Его Преосвященство АРХИЕПИСКОП, КАРОЛ ВОЙТЫЛА

Митрополит Краковский

 

НАИДОСТОЙНЕЙШИЙ АРХИПАСТЫРЬ!

 

Отвечаю на вопросы о христианском вдохновении в сегодняшнем изобразительном искусстве.

 

Я думаю, что христианского вдохновения у нас сегодня в изобразительном искусстве не существует, нет его даже в произведениях, создаваемых по непосредственному заказу и на потребу Церкви и верующих.

 

Это положение вещей сформировалось самомнением «якобы христианских» столетий. Для нас настало счастливое время откапывать доверенный нам талант. И в изобразительном искусстве нас ждет открытие настоящих сокровищ. Беспорядочные слои набожных текстов и картинок заслонили вертикаль Молитвы Господней и выразительные взгляды святых, даже таких, как Святая Тереза, Святой Станислав. Взгляды подлинные, документальные, направленные на нас лежат в стороне, а детям и в церкви продаются фальсифицированные манекены. Порой кто-то их приоткрывает, но только на мгновение, для немногих. Я сам рисовал для алтарей никакие образы, поскольку не знал настоящих. Настоящие, святые, я увидел спустя годы и то случайно в газете. Откровения взглядов святых ищут не только художники и христиане. Опубликованные жития и образы, в общем, никого не сагитировали, а скорее наоборот.

 

Нужно открыто признать существование и необходимость христианского сакрального вдохновения, открыто поставить его превыше повседневной выгоды. Следует авторитетно и объективно, везде, всегда и всем указывать на присутствие или отсутствие этого вдохновения в произведениях искусства больших и малых, как древних, так и появляющихся в настоящее время для целей сакральных, церковных или частных.

 

Нужно объяснять необходимость в религиозных, апостольских, общественных, культурных ценностях, которые приносит это вдохновение. И вместе с тем подчеркивать масштаб потерь, проистекающих из халатности и произвола в этой области.

 

На семинарах и конференциях, на всех уровнях, в публикациях и в процессе катехизации напоминать, что искусство, а в том числе и изобразительное искусство в Церкви это не роскошь, которая должна угождать нашим амбициям или вкусам, но и должно, как каждая иная человеческая деятельность, ответственно и сознательно участвовать в миссии Церкви. Более того, оно является испытанием нашей религиозной жизни, документирует его подлинность и уровень, и в не меньшей мере выдает миру наши стремления, даже неосознанные, а среди них самое главное: чьей славы мы ищем, мы, христиане в нашу атомную эпоху.

 

Тщательно и старательно следует искоренять оппортунизм, пошлость, неаккуратность и все, что с ними связано и издавна гнездится на этом участке Церкви. Лучше оставить детей и книжки совсем без картинок, оставить голыми стены и окна храмов, чем заполнять их неправдой, небрежностью и самонадеянностью. Это не лозунги, а разумный добросовестный расчет.

 

Художественную изобретательность и форму проясняют содержание и необходимость. Только таким образом поставленный и понятый вопрос эффективно объединит усилия заказчиков и художников. Художник, задавая себе труд борьбы за суть, обычно нарушает покой и комфорт заказчика, но если суть для обоих имеет принципиальное значение, то уменьшаются различия вкусов, взаимные слабости и недостатки. Когда к сути обращается заказчик, находятся преданные ему художники, но когда заказчик не заботится о сути, появляются жонглеры, которые развлекают содержанием и святостью.

 

Иссякло религиозное народное искусство, непосредственный источник искренности, и тем более чистый, поскольку анонимный. Эстетические и теоретические труды и дискуссии в интеллектуальных кругах только усугубляют фатальное недоразумение. Мы тратим время, единственную нашу собственность и наш единственный шанс. К нам приближается тень вавилонской башни. Художники выпячивают себя и воскуряют фимиам своему ремеслу. Церковные заказчики, не смотря на очевидные катастрофы, не ставят перед собой элементарные вопросы и проблемы, но дискутируют и хотят решать то, к чему они профессионально не подготовлены. Верующие бродят беспризорно по мелководью освященных привычек, уверенные в себе, ни о чем не беспокоясь и выпадают за борт при первом крутом повороте.

 

Это правда, что христианское и художественное сознание сегодня бесспорно возросло, стало более отчетливым, чем в прежних эпохах, но ему недостает базы, его масштаб и стойкость слишком малы, чтобы противостоять темпу общественных и цивилизационных перемен, а также неутомимости организованного повсеместного потока атеистической печатной продукции, иллюстраций, кино и телевидения.

 

Уцелело много гениальных образцов великого религиозного искусства, осталось, несмотря ни на что, много произведений религиозного народного творчества. Их каталогизирую и очень тщательно и подробно описывают с формальной точки зрения ученые и работники музеев с самоотверженностью, достойной подражания. Нередко светское описание произведения искусства открывает забытое христианами иконографическое и церковное, культовое и даже догматическое содержание.

 

Все эти произведения во имя своих создателей ожидают от нас, от Церкви, чтобы их подняли, показали упрямому миру их источники и происхождение, именно то, что является христианским, экуменическим вдохновением.

 

Краков, 1965.

 

А. С.-Д.


| ГЛАВНАЯ | КОНТАКТ | ХУДОЖНИК | ТВОРЧЕСТВО | КАТАЛОГИ И МАТЕРИАЛЫ | ФИЛЬМЫ | ВЫСТАВКИ | ПАТРОНАТЫ | Deep. © 2011-2017